За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГоловнаПошукДопомогаМетодики   Навчальний практикум   Путівник   Документи   Судова практика
 
Надішліть ваші зауваження чи побажанняБібліотека   Словник   Ресурси інтернет
  Судова практика  
МАККАНН (McCANN) и другие против СОЕДИНЕННОГО КОРОЛЕВСТВА Судебное решение от 27 сентября 1995 г.
СОВМЕСТНОЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ РИССДАЛА, БЕРНХАРДТА, ТОРА ВИЛЬЯЛМСОНА, ГЁЛЬКЮКЛЮ, ПАЛМ, ПЕККАНЕНА, СЭРА ДЖОНА ФРИЛЭНДА, БАКА И ЯМБРЕКА
:: Судова практика
Бібліографічний описЗмістЗв'язок з ресурсамиЗв'язок по розділам знань
    В жалобе, поданной в Комиссию по правам человека 14 августа 1991 г., заявители, граждане Ирландии и подданные Соединенного Королевства Маргарет Макканн, Даниэл Фаррелл и Джон Сэвидж, утверждали, что лишение жизни Даниэля Макканна, Майред Фаррелл и Шона Сэвиджа является нарушением статьи 2 Конвенции, защищающей право на жизнь. Жалоба была принята к рассмотрению 3 сентября 1993 г. Предприняв безуспешную попытку мирового соглашения, Комиссия представила доклад 4 марта 1994 г., в котором изложила факты по делу и пришла к заключению, что статья 2 не была нарушена (одиннадцатью голосами против шести).

СОВМЕСТНОЕ ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЕЙ РИССДАЛА, БЕРНХАРДТА, ТОРА ВИЛЬЯЛМСОНА, ГЁЛЬКЮКЛЮ, ПАЛМ, ПЕККАНЕНА, СЭРА ДЖОНА ФРИЛЭНДА, БАКА И ЯМБРЕКА

1. Мы не можем согласиться с мнением большинства наших коллег о том, что в данном деле имело место нарушение статьи 2 Конвенции.

2. Мы представим свои соображения по основным моментам дела в том порядке, в котором они рассматриваются в судебном решении.

3. Что касается раздела, в котором дается интерпретация статьи 2, мы согласны с выводом, сделанным в п. 155, что различие между нормами Конвенции и национальными нормами в том, что касается правомерности использования оружия, приведшего к лишению жизни, не является достаточным, чтобы только на этом основании можно было сделать вывод о нарушении статьи 2 п. 1. Мы также согласны с выводом, сделанным в п. 164, что не было нарушения статьи 2 п. 1 вследствие каких-либо недостатков

при проведении на национальном уровне расследования обстоятельств, сопутствовавших гибели людей.

4. Что касается раздела, в котором рассматривается применение стa тьи 2 к фактам данного дела, мы полностью согласны с отклонением как бездоказательного утверждения заявителей о том, что лишение жизни трех подозреваемых было умышленным или явилось результатом молчаливого соглашения участников операции (п. 184).

5. Мы также согласны с выводом, сделанным в п. 200, относительно

того, что действия четырех военнослужащих, которые вели огонь, не являются по своей сути нарушением статьи 2. Справедливо допустить, что эти военнослужащие искренне верили, учитывая предоставленную им информацию, что необходимо было действовать именно так, как они и поступили, для того чтобы помешать подозреваемым взорвать бомбу, что привело бы к большим человеческим жертвам: предпринимаемые ими действия воспринимались ими как абсолютно необходимые для защиты жизни невинных

людей.

6. Мы, однако, не согласны с оценкой, сделанной большинством (п. 202—

214), способа, которым руководители операции осуществляли ее контроль и организацию. Именно на ней основано решение о наличии нарушения.

7. Напомним вначале, что события этого дела были тщательно изучены на местном уровне в ходе расследования, которое проводилось в Гибралтаре в течение 19 дней с 6 по 30 сентября 1988 г. Жюри присяжных, выслушав показания 79 свидетелей (включая военных, офицеров полиции и сотрудников службы наблюдения, участвовавших в операции, а также патологоанатомов, экспертов судебной медицины и специалистов по взрывным устройствам) и выступление коронера о применяемых нормах национального права, приняло решение девятью голосами против двух о правомерном лишении жизни. Далее обстоятельства дела были тщательно изучены и оценены Комиссией, которая в своем докладе пришла к выводу одиннадцатью голосами против шести о том, что нарушение Конвенции не имело места.

Вывод проведенного судебного расследования на основе действующего национального права не является сам по себе решающим фактором при разрешении спора на основании Конвенции в данном Суде. Но, учитывая чрезвычайную важность в этом деле надлежащей оценки фактов и несомненного преимущества, которое имело жюри присяжных, наблюдая поведение свидетелей, которые давали свои показания при допросе и перекрестном допросе, значение этого вывода, конечно, нельзя недооценивать. Равным образом, Суд не связан оценкой установленных фактов Комиссией, но со стороны Суда, поскольку он знакомится с показаниями свидетелей лишь опосредованным образом, было бы ошибкой не придать должного значения докладу Комиссии — органа, который прежде всего уполномочен в соответствии с Конвенцией устанавливать факты и который, несомненно, имеет большой опыт в выполнении этой задачи.

8. Прежде чем обратиться к различным аспектам операции, которые подверглись критике в судебном решении, мы хотели бы выделить три момента общего характера.

Первое: делая любую оценку способа организации и контроля за проведением операции, Суд должен стараться устоять перед искушением воспользоваться преимуществом возможности судить задним числом. В то время властям приходилось планировать и принимать решения в условиях недостатка информации. Только подозреваемые знали точно о своих намерениях, и частью их цели, так же, как, несомненно, частью их подготовки, было сделать так, чтобы об их намерениях было известно как можно меньше. Вряд ли оправданны ретроспективные выводы, когда многое уже прояснилось, о том, что было бы лучше действовать другим способом, чем тем, который был выбран в то время в трудных условиях проведения антитеррористической операции, и таким путем признать его виновным и ошибочным Его не следует считать таковым, если только не установлено, что при известных в то время обстоятельствах предпочтительнее был бы другой способ действий.

9 Второе необходимость для руководителей операции действовать в строгих рамках закона, в то время как подозреваемые считали гибель сотрудников сил безопасности нормальной, а случайную смерть или увечья, причиненные гражданским лицам, несущественными, неизбежно давала подозреваемым тактическое преимущество, которым им ни в коем случае не следовало дать воспользоваться Последствия взрыва большой бомбы в центре Гибралтара могли быть настолько разрушительными, что власти, понимая свою ответственность, не должны были рисковать и дать подозреваемым возможность осуществить такой взрыв Конечно, обязательство Великобритании по статье 2 п 1 Конвенции распространяется на жизни подозреваемых в такой же степени, как и на жизни многих других гражданских и военных лиц, которые находились в это время в Гибралтаре Но в отличие от этих других целью находившихся в Гибралтаре подозреваемых было осуществление преступного замысла, который при успешной его реализации мог бы привести к потере многих невинных жизней Они предпочли поставить себя в такое положение, где имелась серьезная опасность возникновения непримиримого конфликта между этими двумя обязанностями

10 Третье при оценке Судом поведения властей должна в полной мере учитываться (а) информация, которая была получена ранее, о намерениях ИРА организовать крупный террористический акт в Гибралтаре с помощью группы активных действий из трех человек, и (b) факт обнаружения (в соответствии с показаниями, которые дал на следствии свидетель О) в Брюсселе 21 января 1988 г автомобиля, содержащего большое количество взрывчатого вещества "Семтекс", и четырех детонаторов с радиоуправляемой системой, то есть устройства, известного в Северной Ирландии

В свете пункта (а) решение о том, что в ответ на просьбу комиссара полиции Гибралтара об оказании военной помощи сотрудники SAS должны быть направлены для участия в операции, было полностью оправданным Военные подразделения, обученные борьбе с террористами и успешно действующие малочисленными группами, конечно, были подходящим выбором для борьбы с угрозой теракта, подготовляемого группой активных действий ИРА в густонаселенном районе, таком как Гибралтар, где необходимо было в максимальной степени ограничить риск случайной гибели людей

Совещание о деталях операции, состоявшееся 5 марта 1988 г (п. 22— 31), показывает разумность оценки ситуации, сделанной в то время и при известных в то время обстоятельствах Приказ комиссара полиции Гибралтара о проведении операции, составленный в тот же день, четко запрещал применение большей, чем необходимо, силы и требовал, чтобы любое применение огнестрельного оружия проводилось осторожно, с учетом безопасности людей, находящихся поблизости Цель операции обозначена в нем как намерение защитить жизнь людей, предотвратить попытку совершения теракта, арестовать преступников и гарантировать безопасность содержания заключенных под стражей (п. 17 и 18).

Все это свидетельствует о соответствующем внимании со стороны властей Об этом же говорит и осторожный подход к передаче в конечном счете управления операцией военным 6 марта 1988 г (п 54—58)

11 Что касается изложенных в решении Суда отдельных критических замечаний по проведению операции, то главное в них — выражение сомнения (в п 203—205) относительно решения не препятствовать въезду в Гибралтар трех подозреваемых лиц В п 203 указывается, что с учетом заблаговременно полученной властями информации, а также находящихся в их распоряжении сил безопасности они имели возможность провести операцию задержания на границе

Однако в решении Суда не говорится о том, что власти не устраивал арест подозреваемых на этой стадии С нашей точки зрения, это правильно, поскольку на этой стадии могло не оказаться достаточных улик, чтобы обосновать их задержание и предать суду Освободить их после того, как они узнают о состоянии готовности властей, значило бы увеличить риск того, что они сами или другие члены ИРА могли бы впоследствии успешно осуществить повторный террористический акт в Гибралтаре С учетом обстоятельств, известных в то время, не было, соответственно, "серьезным просчетом" со стороны властей то, что они отложили арест, вместо того чтобы просто остановить подозреваемых на границе и вернуть их в Испанию

12 Пункт 206 решения Суда перечисляет некоторые "ключевые суждения", сделанные властями, которые, как сказано в п. 207, оказались ошибочными, хотя они принимаются в качестве возможных гипотез в ситуации, когда истинные факты были неизвестны и власти действовали на основе ограниченной разведывательной информации Пункт 208 продолжает критику в том направлении, что, "по-видимому, другие варианты развития событий были проработаны недостаточно"

13 В качестве первого примера обоснования критических замечаний этот пункт далее констатирует, что, поскольку взрыв бомбы не ожидался до 8 марта, "также можно было прийти к выводу, что террористы были направлены с разведывательной миссией"

Однако не было ничего нелогичного в заключении, сделанном на оперативном совещании 5 марта, что автомобиль, который прибудет в Гибралтар, едва ли, с учетом приведенных доводов, будет просто "дополнительным автомобилем для предварительной парковки" (см п 23 (е) Поэтому, когда автомобиль был запаркован в людном месте одним из подозреваемых, и при этом все трое оказались в Гибралтаре, власти могли вполне оправданно действовать согласно рабочей гипотезе о нахождении в автомобиле взрывного устройства Одновременно, поскольку подозреваемые едва ли собирались еще раз рисковать и повторно приехать в Гибралтар, не представлялось "также" вероятным, что они прибыли лишь с разведывательной миссией

Кроме того, военнослужащий F, главный военный советник комиссара полиции Гибралтара, дал во время расследования показания о том, что, согласно разведывательным данным, мероприятия разведывательного характера ранее уже неоднократно осуществлялись террористами Как ему доложили, эти мероприятия уже завершены, и операция готова была начаться В этих условиях, если бы власти не действовали с учетом наихудшего варианта, т е варианта наличия в автомобиле взрывного устройства, которое могло быть взорвано подозреваемыми во время их пребывания в Гибралтаре, то они продемонстрировали бы безответственное отношение к общественной безопасности

14 Далее, во втором абзаце п 208 проводится мысль о том, что на оперативных совещаниях или после того, как подозреваемые были обнаружены, "могли быть высказаны предположения, что они едва ли намеревались взорвать бомбу и уничтожить тем самым большое число гражданских лиц в тот момент, когда Макканн и Фаррелл шли не спеша в направлении пограничного района, поскольку это увеличивало бы риск их обнаружения и задержания"

Вопрос, однако, заключается в том, могли ли власти с уверенностью действовать, предполагая, что подозреваемые едва ли взорвут бомбу, если во время продвижения к границе они поймут, что их обнаружили и существует угроза задержания По нашему мнению, ответ ясен весь предыдущий опыт деятельности ИРА безусловно не дает надежных оснований для вывода о том, что убийство большого числа гражданских лиц явилось бы само по себе сдерживающим фактором, или о том, что подозреваемые во время задержания предпочли бы отказаться от взрыва, нежели произвести его, вызвав жертвы среди гражданских лиц Нелишне вспомнить, что, согласно показаниям военнослужащего F, в разведывательной информации были данные о том, что в ИРА есть намерение устроить "фейерверк" Он также высказал уверенность в том, что, будучи загнанными в угол, подозреваемые без колебания нажали бы на кнопку ради достижения хотя бы некоторого пропагандистского успеха они попытались бы извлечь такой успех из факта ввоза взрывного устройства в Гибралтар, и это перевесило негативную оценку, которая могла бы вызвать гибель гражданских лиц

15 Далее во втором абзаце п 208 утверждается, что вряд ли Макканн и Фаррелл намеревались взорвать бомбу, когда они "шли не спеша в направлении пограничного района", и далее, "неправдоподобна мысль о том, что в этот момент они уже настроили передатчик который позволил бы им немедленно взорвать предполагаемую бомбу в случае попытки их задержания"

В этом случае, как мы полагаем, вопрос состоит в том, могли ли власти с должным благоразумием действовать по-другому, когда имелась, пусть даже самая минимальная, возможность того, что если не раньше, то сразу же после того, как подозреваемые поймут, что их обнаружили, передатчик будет в состоянии готовности для взрыва бомбы

16 Далее, в третьем подпункте п 208 говорится, что "даже если учесть уровень технической подготовки ИРА, то описание детонатора как "устройства, где надо только нажать кнопку", без тех оговорок, которые позже были сделаны экспертами во время расследования (см п 115 и 131 выше), о значении которых компетентные власти должны были быть осведомлены, представляет собой крайне упрощенную характеристику этих устройств" Цель этой критики не вполне ясна Очевидно лишь то — и с этим согласился эксперт заявителей во время расследования, — что передатчик того типа, который, как полагали, скорее всего был использован в данном случае, мог быть настроен таким образом, чтобы вызвать взрыв простым нажатием кнопки, а в свете прошлого опыта было бы крайне неразумно сбрасывать со счета возможность технических новшеств ИРА в этой области

17 В пункте 209 судебного решения выражена обеспокоенность тем, что сделанное военнослужащим G предположение о том, что можно подозревать наличие бомбы в автомобиле, было передано другим военнослужащим таким образом, что у них создалось впечатление о том, что присутствие бомбы было уже определенно установлено. Однако с учетом предположений по поводу вероятности использования дистанционного управления, а также ряда признаков, указывающих на то, что автомобиль, безусловно, должен был вызывать подозрение о наличии в нем взрывного устройства, ответные действия, которые, вне сомнения, обязаны были предпринять военнослужащие, явились бы идентичными, вне зависимости от того, поняли ли они переданную информацию как достоверную или она была воспринята ими в том смысле, как это имел в виду военнослужащий G. В любом случае существование риска для населения Гибралтара, с учетом источника риска, вполне оправдывало последовавшие ответные действия.

18. Пункт 209, со ссылкой на предположение, сделанное военнослужащим G, также напоминает, что, хотя у него и был опыт работы со взрывными устройствами, заложенными в автомобили, он не являлся специалистом по радиосвязи и взрывчатым веществам. Однако, рассматривая это предположение, справедливости ради можно было бы добавить, что, хотя проведенный им осмотр автомашины не был продолжительным, он тем не менее был достаточным для того, чтобы дать ему возможность сделать вывод (особенно из-за необычного вида антенны, не соответствующей возрасту автомашины, и знания того, что ИРА в прошлом использовала автомашины со специально установленными антеннами), что данный автомобиль следовало рассматривать в качестве подозрительного на наличие бомбы.

Как бы то ни было, действия властей не основывались только на оценке военнослужащего G. И раньше полагали, на что мы ссылались в п. 13, что маловероятно использование "дополнительной автомашины для предварительной парковки". Кроме этого было замечено, что машина была припаркована Сэвиджем, который был известен как специалист по изготовлению бомб и который провел в машине (по показаниям одного свидетеля) две или три минуты, возясь с чем-то между сиденьями.

19. В пункте 210 судебного решения фактически утверждается, что использование силы, влекущей за собой лишение жизни, стало "почти неизбежным" после передачи военнослужащим А, В, С и D ряда рабочих гипотез, правомерность которых была поставлена под сомнение в связи с тем, что не были полностью учтены альтернативные возможности, и в связи с тем, что с "определенностью сообщалось о существовании автомобиля со взрывным устройством, которое... могло быть детонировано нажатием кнопки".

В пунктах 13—16 мы уже касались аргументов, выдвинутых в поддержку вывода, что не были учтены должным образом альтернативные гипотезы, а в п. 17 и 18 — вопроса, каким образом было доложено о наличии заминированной автомашины.

Мы оспариваем вывод о том, что применение силы, повлекшей за собой лишение жизни, стало "почти неизбежным" из-за ошибок властей в этих вопросах. Совершенно независимо от любых других соображений этот вывод недостаточно учитывает роль случая в возможном исходе событий. Если бы не действия, предпринятые Макканном и Фаррелл, когда военнослужащие А и В приблизились к ним, и которые могли быть вызваны абсолютно случайно раздавшимся в это время звуком полицейской сирены, остается вероятность того, что они могли бы быть схвачены и арестованы без единого выстрела, и если бы не действия Сэвиджа, когда военнослужащие С и D приблизились к нему, которые могли быть вызваны тем, что он услышал стрельбу, которая произошла во время инцидента с Макканном и Фаррелл, сохраняется вероятность, что он также мог быть схвачен и арестован без применения оружия

20 В конце пункта 211 несколько иносказательно констатируется, что власти не проявили достаточной осторожности при оценке находящейся в их распоряжении информации перед передачей ее военнослужащим, "применение оружия которыми автоматически означает стрельбу на поражение" Другими словами, не учитывалась возможность ошибок, о чем говорится в начале пункта Мы уже касались проблемы "недостаточной проработки других вариантов развития событий" (см п 13—16 выше), идентичной проблеме возможности ошибки Чтобы судить о способе оценки властями информации, имеющейся в их распоряжении, должно в любом случае надлежащим образом учитывать необходимость для властей довольствоваться неполной информацией (см п 8 выше), и нет неоспоримых оснований предполагать, что имелась информация, которую они должны были бы знать, но не знали

21 В пункте 212 после краткого упоминания об ограничениях расследования в публичном интересе и слов о том, что не ясно, "оправдано ли применение огнестрельного оружия с целью поражения теми конкретными обстоятельствами, с которыми они столкнулись в момент ареста", далее говорится, что "их рефлекторные действия в этом жизненно важном вопросе лишены той степени осторожности в использовании огнестрельного оружия, которую следует ожидать от сотрудников правоохранительных органов в демократическом обществе, даже когда они имеют дело с опасными людьми, подозреваемыми в терроризме, и явно не отвечают требованиям проявлять осторожность, предусматриваемую инструкциями по использованию полицией огнестрельного оружия" И в заключение утверждается, что это "упущение властей также дает основания предполагать, что не была проявлена необходимая осторожность при контроле и проведении операции ареста"

22 Относительно предположения о том, что если бы от военнослужащих в соответствии с их подготовкой и инструкциями требовалась оценка ситуации, чтобы стрельба на поражение могла быть расценена ими как оправданная обстоятельствами, необходимо напомнить, что ситуация предполагала полную уверенность с их стороны в том, что подозреваемые могли в любую минуту, нажав на кнопку, взорвать бомбу В данной ситуации стрельба с целью только ранить могла бы привести к особенно опасному повороту ранение могло и не лишить подвижности подозреваемого и позволило бы ему или ей нажать кнопку, если он или она намеревались сделать это

23 В целом, что касается подготовки этих военнослужащих (и не только их), во время расследования было получено достаточно свидетельств того, что они обучены реагировать на угрозу (подобную той, которая, как предполагалось, была создана в данном случае подозреваемыми — опасными террористами, подвергающими непосредственному риску жизни многих людей) открытием огня немедленно, как только становится ясно, что подозреваемый не отказывается от своих намерений Задача, которая преследуется при этом, может быть достигнута только огнем на поражение Во время расследования было также установлено, что от военнослужащих SAS требуют осмотрительности, что они не должны открывать огонь не задумываясь, и они этого и не сделали, но они действительно должны действовать очень быстро Кроме этого доказано, что военнослужащие SAS на самом деле в подавляющем большинстве случаев в прошлом успешно арестовывали террористов

24 Мы далеко не убеждены, что у Суда в свете результатов расследования и данных о террористической деятельности были основания считать, что военнослужащие были малоподгоговлены и что действия военных в данном случае "лишены той степени осторожности в использовании огнестрельного оружия, которую следует ожидать от сотрудников правоохранительных органов в демократическом обществе" (Мы также не считаем в свете имеющихся данных, что справедливо утверждение о "рефлекторном действии в этом жизненно важном вопросе" Быть обученным мгновенно реагировать и действительно поступать так, когда требует ситуация, не является рефлекторным действием)

Мы также не признаем того, что различия между руководством для полицейских по использованию огнестрельного оружия (п 137 судебного решения) и руководством "Огнестрельное оружие — правила применения", приложенным к оперативному приказу комиссара полиции (п 136) и рассмотренным вместе (как следовало сделать) с Правилами применения оружия, выданными военнослужащему F Министерством обороны (п 16), могут быть основанием для утверждения, что норма осторожности, вменяемая в обязанность военнослужащим, была недостаточной Эти различия без сомнения можно отнести за счет различий в подготовке и требованиях тех, кому эти руководства были адресованы, принимая во внимание соответствующую предварительную подготовку этих категорий лиц (необходимо отметить, что в соответствии с показаниями военнослужащего F военнослужащие SAS слушают лекции о концепции правового государства и необходимости ограничивать до минимума применение силы) Мы не понимаем, как можно увидеть в самих инструкциях для военнослужащих отсутствие должной осторожности при использовании огнестрельного оружия

В соответствии с этим мы считаем, что вывод о том, что со стороны властей имели место упущения в этом отношении, предопределившие отсутствие необходимой осторожности при контроле и проведении операции ареста, является необоснованным

25 Обвинение в нарушении государством своего обязательства охранять право на жизнь по статье 2 Конвенции является чрезвычайно серьезным По причинам, приведенным выше, анализ обстоятельств дела в п 203— 213 судебного решения, как нам кажется, не обосновывает вывода о нарушении статьи 2 Мы склонны согласиться с мотивировкой и заключениями Комиссии, изложенными в ее всеобъемлющем, тщательном и исключительно реалистичном докладе Подобно Комиссии, мы считаем, что не было просчетов со стороны властей при организации и проведении операции, позволяющих сделать вывод о том, что против подозреваемых была применена сила, несоразмерная с целью защиты невинных людей от противоправного насилия Мы считаем, что применение силы, влекущей за собой лишение жизни, в данном деле, как бы ни было прискорбно ее применение, не превышает того, что при известных в то время обстоятельствах было "абсолютно необходимо" в этом случае и не равносильно нарушению Соединенным Королевством его обязательств по Конвенции

 

 prev ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД