За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГоловнаПошукДопомогаМетодики   Навчальний практикум   Путівник   Документи   Судова практика
 
Надішліть ваші зауваження чи побажанняБібліотека   Словник   Ресурси інтернет
  Судова практика  
АКСОЙ (AKSOY) против ТУРЦИИ Судебное решение от 18 декабря 1996 г.
ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ДЕ МЕЙЕРА
:: Судова практика
Бібліографічний описЗмістЗв'язок з ресурсамиЗв'язок по розділам знань
    КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
А. Основные факты
Заявитель, г-н Аксой, турецкий гражданин, 1963 г. рождения, был арестован по подозрению в террористической деятельности и содержался под стражей в полиции в Главном управлении по безопасности в Кизилтепе на юго-востоке Турции в конце ноября 1992 г. Его содержали под стражей по меньшей мере 14 дней и освободили 10 декабря 1992 г.
По словам заявителя, в полиции его подвергли такой форме пытки, как "палестинское подвешивание", когда его, подвешенного за руки, обнаженного, пытали электрическим током, били и оскорбляли словесно. Он заявлял, что в результате подвешивания его руки потеряли способность двигаться. Правительство отвергало эти утверждения и настаивало на их необоснованности.
8 декабря 1992 г. заявитель предстал перед прокурором в Мардине, который, допросив его, издал приказ о его освобождении. Имеются разногласия по поводу того, говорилось ли вообще о физическом состоянии г-на Аксоя во время проведения допроса прокурором и жаловался ли он прокурору на то, как с ним обращались во время содержания под стражей. Однако 15 декабря г-на Аксоя положили в больницу с диагнозом двусторонний паралич предплечья, что требовало наложения шин. Он оставался в больнице до 31 декабря, затем выписался оттуда.
21 декабря 1992 г. прокурор не нашел оснований для возбуждения уголовного дела против заявителя. Не было начато ни уголовное, ни гражданское дело по поводу утверждения заявителя о жестоком обращении с ним.
20 апреля 1994 г. Комиссия получила информацию от родственников заявителя, что г-н Аксой был убит 16 апреля. Они утверждали, что 14 апреля по телефону ему угрожали смертью, если он не отзовет свою жалобу, направленную в Комиссию. Правительство отрицало какую-либо причастность к этому и сообщило в Комиссию, что один из членов РПК (Рабочей партии Курдистана) был арестован и обвинен в убийстве.
Отец заявителя решил продолжить разбирательство дела.
В. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Жалоба была подана в Комиссию 20 мая 1993 г. и признана приемлемой 19 октября 1994 г.
Г-н Аксой утверждал, что во время ареста он подвергся обращению, подпадающему под действие статьи 3 Конвенции, что были также нарушены статья 5, п. 3 и статья 6 п. 1, вследствие чего он был лишен судебной защиты.
Комиссия в докладе от 23 октября 1995 г. пришла к выводу, что были нарушены статья 3 (пятнадцатью голосами против одного), статья 6 п. 1 Конвенции (тринадцатью голосами против трех) и что отсутствует самостоятельное требование по статье 13 (тринадцатью голосами против трех). Комиссия единогласно пришла также к заключению, что нет необходимости прибегать к статье 25 Конвенции.

ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ДЕ МЕЙЕРА

Хотя я согласен с большей частью судебного решения, я не согласен с точкой зрения большинства в Комиссии в отношении статьи 6 п. 1 и статьи 13.

В данном деле Суд должен был сначала вынести решение по предварительному возражению о неисчерпании внутренних средств правовой защиты. Из доводов по этому вопросу, содержащихся в п. 51—57 данного решения, становится ясно, что в случае с заявителем эти средства правовой защиты были чисто теоретическими Это предполагает нарушение статьи 13, что затем ясно высказано, хотя и в других терминах, в п. 95—100 данного решения. Таким образом, в данном деле ясно видна связь между статьями 13 и 26 (см. п. 51 решения).

Однако доводы также подразумевают a fortiori, что право заявителя на обращение в суд не было эффективно гарантировано (см. п. 54, 56 решения).

Из этого следует, что из решения, которое мы приняли по предварительному возражению, мы должны были признать как логическое продолжение, что имело место нарушение статьи 6 п. 1 и статьи 13.

Было бы резонно отметить, что из рассуждений, сформулированных в п. 51—57 данного решения, ясно, что в данных обстоятельствах заявитель не получил эффективных внутренних средств правовой защиты и не имел возможности осуществить свое право на обращение в суд.

 prev ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД
 next ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ГЁЛЬКЮКЛЮ