За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГоловнаПошукДопомогаМетодики   Навчальний практикум   Путівник   Документи   Судова практика
 
Надішліть ваші зауваження чи побажанняБібліотека   Словник   Ресурси інтернет
  Судова практика  
АКСОЙ (AKSOY) против ТУРЦИИ Судебное решение от 18 декабря 1996 г.
ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ГЁЛЬКЮКЛЮ
:: Судова практика
Бібліографічний описЗмістЗв'язок з ресурсамиЗв'язок по розділам знань
    КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА
А. Основные факты
Заявитель, г-н Аксой, турецкий гражданин, 1963 г. рождения, был арестован по подозрению в террористической деятельности и содержался под стражей в полиции в Главном управлении по безопасности в Кизилтепе на юго-востоке Турции в конце ноября 1992 г. Его содержали под стражей по меньшей мере 14 дней и освободили 10 декабря 1992 г.
По словам заявителя, в полиции его подвергли такой форме пытки, как "палестинское подвешивание", когда его, подвешенного за руки, обнаженного, пытали электрическим током, били и оскорбляли словесно. Он заявлял, что в результате подвешивания его руки потеряли способность двигаться. Правительство отвергало эти утверждения и настаивало на их необоснованности.
8 декабря 1992 г. заявитель предстал перед прокурором в Мардине, который, допросив его, издал приказ о его освобождении. Имеются разногласия по поводу того, говорилось ли вообще о физическом состоянии г-на Аксоя во время проведения допроса прокурором и жаловался ли он прокурору на то, как с ним обращались во время содержания под стражей. Однако 15 декабря г-на Аксоя положили в больницу с диагнозом двусторонний паралич предплечья, что требовало наложения шин. Он оставался в больнице до 31 декабря, затем выписался оттуда.
21 декабря 1992 г. прокурор не нашел оснований для возбуждения уголовного дела против заявителя. Не было начато ни уголовное, ни гражданское дело по поводу утверждения заявителя о жестоком обращении с ним.
20 апреля 1994 г. Комиссия получила информацию от родственников заявителя, что г-н Аксой был убит 16 апреля. Они утверждали, что 14 апреля по телефону ему угрожали смертью, если он не отзовет свою жалобу, направленную в Комиссию. Правительство отрицало какую-либо причастность к этому и сообщило в Комиссию, что один из членов РПК (Рабочей партии Курдистана) был арестован и обвинен в убийстве.
Отец заявителя решил продолжить разбирательство дела.
В. Разбирательство в Комиссии по правам человека
Жалоба была подана в Комиссию 20 мая 1993 г. и признана приемлемой 19 октября 1994 г.
Г-н Аксой утверждал, что во время ареста он подвергся обращению, подпадающему под действие статьи 3 Конвенции, что были также нарушены статья 5, п. 3 и статья 6 п. 1, вследствие чего он был лишен судебной защиты.
Комиссия в докладе от 23 октября 1995 г. пришла к выводу, что были нарушены статья 3 (пятнадцатью голосами против одного), статья 6 п. 1 Конвенции (тринадцатью голосами против трех) и что отсутствует самостоятельное требование по статье 13 (тринадцатью голосами против трех). Комиссия единогласно пришла также к заключению, что нет необходимости прибегать к статье 25 Конвенции.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ГЁЛЬКЮКЛЮ

1. Что касается субсидиарного характера системы защиты, учрежденной Европейской Конвенцией по правам человека, и ее прямого следствия — необходимости исчерпания внутренних средств правовой защиты, я ссылаюсь на мое особое мнение по делу Акдивар и другие против Турции (см. решение от 16 сентября 1996 г.).

2. Я бы отметил, что статья 17 турецкой Конституции является буквальным переводом статьи 13 Европейской Конвенции по правам человека и что пытки и плохое обращение влекут за собой суровое наказание в соответствии с турецким Уголовным кодексом (ст. 243 и 245) (уголовно-пра-вовое средство судебной защиты).

3. Как граждански правонарушения (недозволенные действия), пытки и плохое обращение открывают возможность для судебного иска о компенсации материального и морального ущерба (гражданский иск или административное производство в зависимости от статуса нарушителя).

4. Уголовное преследование возбуждается органами прокуратуры по их собственному усмотрению или в результате подачи жалобы и должно быть начато в обязательном порядке, если имеется достаточно указаний на то, что преступление имело место.

5. По турецкому законодательству эти три средства правовой защиты доступны в равной степени по всей стране любому человеку, который утверждает, что он является жертвой пыток или плохого обращения.

6. Что касается вопроса эффективности и действенности вышеназванных средств правовой защиты, то у меня нет и тени сомнения. В связи с этим я снова ссылаюсь на мое особое мнение по делу Акдивар и другие против Турции. Государство-ответчик и в том, и в данном деле предоставило в первую очередь в Комиссию и затем в Европейский Суд — как в своей памятной записке, так и на публичных слушаниях — десятки решений судов первой инстанции либо верховных судов, таких как Кассационный суд или Верховный административный суд.

7 Большинство из этих судебных решений касается дел в юго-восточной Турции, где совершаются акты терроризма и где произошел данный случай. Следующие примеры дают краткое представление о некоторых из этих решений.

2-е отделение Верховного административного суда — решение от 23 марта 1994 г.

Верховный административный суд, проводя предусмотренную законом проверку решения прекратить судопроизводство, осуществляемое административным советом провинции Малатия, постановил, что уголовное судопроизводство по статье 245 Уголовного кодекса (плохое обращение, использование насилия государственным должностным лицом, уполномоченным применять силу в соответствии с законом) должно быть начато против обвиняемых, четверых полицейских из полиции безопасности Малатии, которые, как утверждается, избили подозреваемого во время допроса.

Другое решение Верховного административного суда по такому же вопросу (решение от 7 октября 1993 г.) касалось провинции Адияман. Оба эти района (Малатия и Адияман) расположены на юго-востоке Турции.

8-е криминальное отделение Кассационного суда — решение от 16 декабря 1987 г.

Обвиняемые были приговорены к 4 годам 5 месяцам и 10 дням тюремного заключения за смерть, вызванную применением пытки (статьи 452/1 и 243/1-2 Уголовного кодекса).

Кассационный суд поддержал эти приговоры, вынесенные первым отделением суда присяжных Мардина (в юго-восточной Турции).

8-е криминальное отделение Кассационного суда — решение от 25 сентября 1991 г.

8-е отделение суда присяжных Анкары приговорило обвиняего 4 годам и 2 месяцам тюремного заключения и запретило им занимать дарственные посты в течение 2 месяцев и 15 дней за плохое обращение целью добиться признания

Кассационный суд постановил, что, как говорится в документах, экспертов создали достаточную основу для решения суда низшей инстанции Однако он его отменил на основании технической ошибки, заявителя суд применил минимальную меру наказания, поскольку он основывал расчеты на назначении минимальной меры наказания.

Обвиняемый был приговорен к 4 годам 5 месяцам и 10 дням тюремного заключения за лишение жизни заключенного Этот приговор, оглашен. 6-м отделением суда присяжных Стамбула, был основан на обвинении нанесении телесных повреждений, повлекших за собой смерть (ст 45; Уголовного кодекса) Кассационный суд поддержал приговор, но посчить необходимо применить статью 243 в связи со смертью, последовав результате применения пыток

8 Несмотря на существование трех средств правовой защиты, с которых я уже говорил выше, заявитель не воспользовался ни одним и но только подал жалобу в Комиссию через Лондон Он даже не обращался с жалобой к соответствующим властям — первый шаг, который он обязан сделать, когда он утверждает, что является жертвой чей вообще

9. Я не могу согласиться с мнением большинства, основанным подтвержденных утверждениях заявителя о том, что турецкие суды ном регионе не предоставляли защиты, когда действия, о которых и жалоба, были совершены служащими сил безопасности, а именно что эффективность внутренних средств правовой защиты была сомните Я считаю, что "там, где есть сомнения", внутренние средства правовой защиты должны быть использованы (решение от 14 марта 1985 г ш Ф Гарсия против Швейцарии, жалоба № 10148/82, D.R. 42, с. 99). А . тель не сделал ничего подобного.

10. Как справедливо заметил в своем особом мнении по вышеукаму делу Акдивар и другие против Турции судья Готчев в связи с правом об исчерпании внутренних средств правовой защиты, чтобы прийти которому заключению после того, как государство-ответчик продемонстрировал существование внутренних средств правовой защиты, обязанность по предоставлению доказательств (еще раз) ложится на заявителя, он должен сказать, что власти в этом районе страны сделали все его попытки в движение соответствующую судебную процедуру тщетными Заяль не предоставил никаких свидетельств в этом отношении

11 Более того, в данном деле ряд обстоятельств вызвал спор между сторонами Заявитель утверждал, что он сообщил органам прокурат плохом обращении с ним во время содержания под стражей в полиции в то время как государство-ответчик отрицало этот факт и предоставило зательства в пользу своего утверждения Суд на основании этого невьполненного обстоятельства дела, а именно утверждения о бездействии органов прокуратуры, не приведших в действие процедуру уголовного преследования, заключил, что уголовно-правовое средство защиты было неэффективным

12. Независимо от того факта, что в турецком законе имеются процессуальные нормы, в силу чего органы прокуратуры обязаны возбуждать уголовное судопроизводство, кто еще, если не национальные власти, мог бы прояснить это обстоятельство, которое является решающим для исхода дела? Только по одной этой причине жалоба заявителя в первую очередь должна быть подана в турецкие суды с тем, чтобы можно было установить, были ли внутренние средства правовой защиты эффективными.

13. Поэтому, так как требования статьи 26 Конвенции не были удовлетворены, Суд должен был поддержать предварительные возражения Правительства относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты.

14. Вышеизложенные рассуждения освобождают меня от рассмотрения существа дела.

 prev ЧАСТИЧНО ОСОБОЕ МНЕНИЕ СУДЬИ ДЕ МЕЙЕРА