За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГлавнаяПоискПомощьМетодики   Учебный практикум   Путеводитель   Документы   Судебная практикаУкраинский Русский
 
Присылайте ваши замечания и пожеланияБиблиотека   Словарь   Ресурсы интернет
  Методика   

Право на свободу и личную неприкосновенность  Право на свободу и личную неприкосновенность

 
Практикумы
Ограничение свободы и личной неприкосновенности в уголовном судопроизводстве: применение задержания и заключение под стражу (арест).
Судебная практика

Применение взятия под стражу исключительно на основании осуществления тяжкого преступления и данных о прошлом лица (из практики Европейского суда по правам человека)

Дело “Мюллер против Франции” (1997)

Комментарий: Это дело служит примером того, как Суд толкует положение п. 3 ст. 5 Конвенции относительно обоснованности применения задержания или ареста и права на судебное разбирательство в течение определенного срока, если задержанное лицо не было уволено.

Обстоятельства дела

Заявитель жаловался на нарушение п. 3 ст. 5 Конвенции, а именно - неоправданно длинный срок содержания его под стражей (4 года). За этот период он несколько раз хлопотал об освобождении его судом под гарантией явки, в начале расследования признал себя виновным. Законодательство Франции предусматривает, что заключение под стражу может быть применено на следующих основаниях: если содержание обвиняемого под стражей является единым средством уберечь вещественные и прочие доказательства или воспрепятствовать давлению на свидетелей и потерпевших, или сговору между обвиняемым и соучастниками; если такое содержание под стражей является необходимым для охраны общественного порядка. Или для защиты обвиняемого, для прекращения преступления или предупреждение его повторению, или для обеспечения нахождения обвиняемого в распоряжении судебных органов. На основании анализа фактических обстоятельств дела и национального законодательства Суд решил: факт признания Мюллером и его соучастниками своей вины свидетельствует об отсутствии риска сговора между ними; риск уклонения от правосудия не может оцениваться исключительно на основании суровости вынесенного приговора; риск повторного осуществления преступления не может оцениваться на основании указаний на прошлое лица (в данном случае речь идет о предшествующих судимостях лица). Поэтому Суд признал нарушения п. 3 ст. 5 Конвенции.

Приведенное разрешает сделать вывод, что основанием применения взятия под стражу как предупредительной меры в уголовном процессе могут быть исключительно достаточные фактические данные, которые свидетельствуют о том, что лицо будет скрываться от следствия и суда или будет препятствовать проведению в уголовном деле. Применение этой предупредительной меры из мотивов самой только опасности преступлений (ч. 2 ст. 155 УПК Украины) не является достаточным условием для содержания лица под стражей и не отвечает п. 3 ст. 5 Конвенции

Право любого, кто является потерпевшим от незаконного ареста или задержания, на возмещение вреда (п. 5 ст. 5 Конвенции)

В нескольких делах была сделана ссылка на пункт 5 статьи 5, которая предусматривает право на возмещение “любому, кто является потерпевшим от ареста или задержания в нарушении положений этой статьи”. Для того, чтобы Суд признал нарушение п. 5 ст. 5, необходимо сначала установить нарушение одного или нескольких прав, которые гарантируются предшествующими пунктами этой статьи (Мюррей против Соединенного Королевства (1994)). Важно указать, что право на возмещение по этой статье является правом, которое заинтересованная сторона обжалует перед государственными органами своего государства, это же именно касается и других прав, которые определены в разделе 1 Конвенции. В деле Цирлис и Коулумпас против Греции (1997) Суд утвердил решение о нарушении пункта 5 статьи 5; заявители были лишены свободы вопреки нормам национального законодательства и п. 1 статьи 5 Конвенции. Национальные судебные органы отказали им в выплате компенсации за незаконное заключение, мотивируя это тем, что такое заключения было следствием грубой ошибки, которую допустили сами заявители.

С другой стороны, статья 41 Конвенции предоставляет Суду право при определенных обстоятельствах постановить решение о “справедливой сатисфакции” потерпевшей стороне. Суд постановил, что эти два положения не исключают друг друга, и даже если потерпевший уже получил возмещения соответственно пункту 5 статьи 5, это не препятствует суду просмотреть вопрос и по статье 41 (Броуген и прочие против Соединенного Королевства (1988) и Чюлла против Италии (1989))

Возмещение вреда, причиненного незаконным содержанием обвиняемого под стражей, в судебной практике Украины ( анализ судебной практики относительно причин необоснованного осуждения граждан и безосновательного оправдания виновных лиц, обработанный Верховным Судом Украины):

Органами прокуратуры С. привлечен к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 168, ч. 1 ст. 165, ст. 86, ст. 172 УК Украины. Уголовное дело относительно него расследовалось почти три года. С. неоднократно изменялась предупредительная мера – от подписки о невыезде на заключение под стражу и наоборот, вследствие чего он содержался под стражей один год и девять месяцев. Областным судом постановленный приговор, которым С. был оправдан в полном объеме предъявленного обвинения вследствие недоказанности его участия в совершении преступления, после чего С. обратился с заявлением к суду о возмещении вреда, причиненного ему незаконными действиями органов прокуратуры. Постановлением областного суда требования удовлетворенные частично. В его пользу взыскано на возмещение: морального вреда - 7 тис. 393 грн., утраченного заработка – 7тыс. 908 грн., затрат, понесенных на оплату юридических услуг адвокату – 1 тыс. 840 грн., а всего 17 тыс. 141 грн.


Процедуры реагирования на нарушение права  Процедуры реагирования на нарушение права
Вопросы-ответы  Вопросы-ответы