За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГлавнаяПоискПомощьМетодики   Учебный практикум   Путеводитель   Документы   Судебная практикаУкраинский Русский
 
Присылайте ваши замечания и пожеланияБиблиотека   Словарь   Ресурсы интернет
  Методика   

Право человека на защиту и правовую помощь  Право человека на защиту и правовую помощь

 
Практикумы
Обеспечение права на защиту лиц в уголовном и административном процессе.
Судебная и внесудовая практика

Практика Европейского суда по правам человека, заграничных судов и международных органов

Судебное решение вот 12 февраля 1985 г.

КОЛОЦЦА (COLOSSI) против ИТАЛИИ

КРАТКОЕ НЕ ОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА

А. Основные факты

Г-н Колоцца, гражданин Италии, в 1972 г. был подвергнут судебному преследованию за мошенничество. Так как вон не проживал по адресу, указанному в адресной книге, окружной суд в Риме посчитал его лицом, скрывающимся вот правосудия, и судил его заочно. 17 декабря 1976 г., назначил для представительства заявителя официального адвоката, этот суд приговорил его к шести годам тюремного заключения и штрафа. Так как адвокат апелляционную траур не подал, решение вступило в силу 16 января 1977 г. 29 сентября г-н Колоцца был арестован и здесь же направил процессуальное возражение, которое было отклонено окружным судом 29 апреля

1978 г. Вон обратился также в Апелляционный суд, а позднее в Кассационный суд, не безуспешно.

Заявитель умер в тюрьме 2 декабря 1983 г. Его вдовья пожелала продолжить разбирательство дела в Суде и принять в нем участие.

В. Разбирательство в Комиссии по правам человека

Г-н Колоцца обратился в Комиссию 5-мая 1980 г. В его жалобе вон утверждал, что нарушено требование статьи 6 п. 1 в справедливом судебном разбирательстве. 9 июля 1982 г. Комиссия объявила траур приемлемой. В своем прибавит вот 5 мая 1983 г. он единогласно решила, что нарушение статьи бы п. 1 Конвенции имело место.

Комиссия передала дело в Суд-18 июля 1983 г.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

ВОПРОСЫ ПРАВА

В предполагаемом нарушении статьи 6 п. 1

В ход слушаний в Суде адвокат заявителя утверждал, что имело место нарушение статьи бы п. 3 (а). Комиссия со своей стороны рассматривала дело на основании статьи бы п. 1; Правительство отрицало какое бы то ни было нарушение вообще. Суд напомнил, что гарантии, содержащиеся в статье 6 п. 3, являются составляющими элементами среди прочих общего понятия "справедливое разбирательство в суде". В конкретных обстоятельствах дела Суд, принимая во внимание означенные гарантии, считает, что вон должен рассматривать траур на основании п. 1, который гласит: "Каждый человек имеет право... при рассмотрении дорогого уголовного обвинения, предъявляемого ему, на справедливое ...разбирательство дела... судом... "

Основной вопрос состоит в том, не лишил ли суд на Колоцца этого права, гарантированного ему Конвенцией, поскольку его дело рассматривалось согласно процедуре, которая применяется тогда, когда местопребывание лица не удается установит, причем особенность такой процедуры состоит в том, что, рассматривая дело в отсутствие не явившейся стороны, суд полагает его скрывающимся вот правосудия.

Хотя в п. 1 статьи 6 об этом специально не упоминается, из задач и целей статьи 6, взятой в целом, видно, что человек, которому предъявлено уголовное обвинение, имеет право участвовать в разбирательстве дела. Более того, подпункты (с), (d) и (е) п. 3 гарантируют каждому человеку, которому предъявлено уголовное обвинение, право "защищать себя лично", "допрашивать показывающих против него Свидетелей или иметь право на то чтобы эти свидетели были допрошены", "пользоваться бесплатной помощью переводчика, если вон не понимает языка, используемого в суде, или не говорит на этом языке", и трудно представит себя, как вон может осуществлять эти права, не присутствуя.

В данном случае Суда не приходится устанавливать, отказался ли и при каких обстоятельствах обвиняемый вот осуществления своего права присутствовать при рассмотрении дела, т.к. в любом случае, согласно установившейся прецедентной практике Суда, отказ вот осуществления права, гарантированного Конвенцией, должен быть установлен недвусмысленным образом. В данном деле речь не идет об обвиняемом, который был уведомлен лично и, будучи знаком с обвинением, в безусловной форме отказался вот осуществления своего права предстать перед судорог и защищать себя. Итальянские власты лишь презюмировали, наделив на Колоцца статусом лица, скрывающегося вот правосудия, что такой отказ имел место.

С точки зрения Суда, такая презумпция недостаточна. Анализ фактов показывает: в заявителя не было основанный предполагать, что против него начато судебное разбирательство по уголовному делу; просто считалось, что вон знает об этом в силу того, что ему направлялись извещения вначале из секретариата следователя, а в последующем из канцелярии суда. Кроме того, предпринятые попытки отыскать его были неадекватны: они ограничились квартирой, где его напрасно искали в 1972 г. (на виа Лонганеси) и по второму адресу, указанному в архивах (на виа Фонтеиана), хотя было известно, что вон там более не проживает. Суд придает особое значение поэтому обстоятельству, что некоторые службы прокуратуры Рима и римской полиции в контексте второго судебного разбирательства по уголовному делу сумели получить новый адрес на Колоцца (см. п. 15 выше). Это свидетельствует в том, что местонахождение Колоцца можно было установит, хотя Правительство и оправдывается тем, что в него не было соответствующих данных. Суд констатирует, что эта ситуация трудно совместима с усилиями, которые должны проявят Договаривающиеся Государства, чтобы обеспечить реальное использование прав, гарантируемых статьей б.

Суд пришел к выводу, что представленные ему материалы не свидетельствуют об отказе на Колоцца вот осуществления своего права предстать перед судорог и защищать себя, равно как и в стремлении уклонится вот встречи с правосудием- Суд не считает необходимым устанавливать в общей форме, что человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления и фактически не участвовавший в судебном процессе, отказывается тем самым вот использования прав, в которых идет речь.

По мнению Правительства, право лично участвовать в судебных слушаниях не носит того абсолютного характера, который 'придан ему в прибавит Комиссии; это право необходим сочетать, путем.поиска "разумного соотношения", с общественным интересом и, в частности, с интересами отправления правосудия.

Разработка общей теории вопроса не входит в функции Суда. Как указывало Правительство, невозможность проведения судебного заседания в случае неявки стороны способна парализовать рассмотрение уголовных дел, поскольку, например, со временем ослабляются доказательства, может истечь срок давности уголовного преследования- Однако применительно к данному дола ничто не оправдывает в глазах Суда полную и невосполнимую потерю права на участие в судебных слушаниях. Когда внутреннее законодательство позволяет проводит судебное заседание в отсутствие лица, которому "предъявлено уголовное обвинение", как это имеет место в случае на Колоцца, то такое лицо, .как только ему становится известно, о.судебном разбирательстве, должно получить возможность добиться вот суда, который рассматривал его дело, чтобы вон вновь вернулся к нему.

Государства-участники пользуются широким усмотрением в том, что касается выбора средств, рассчитанных на обеспечение соответствия их правовых систем требованиям статьи 6 п.1. В задачу Суда не входит предписывать эти меры государствам; вон лишь определяет, был ли достигнут результат, предусмотренный Конвенцией. Для этого имеющиеся во внутреннем законодательстве средства должны быть эффективными, и лицо, оказавшееся в ситуации, подобной тот, в какой оказался г-н Колоцца, нельзя оставит возможности доказать, что оно не стремилось уклонится вот правосудия или что его отсутствие было вызвано непреодолимой силой.


В соответствии с судебной практикой Италии .заявитель имел право подать так называемую "позднюю апелляцию", что вон и сделал. Указанное средство правовой защиты характеризуется тем, что суд может рассматривать уголовное дело по существу по вопросам как праву, так и факта только после того, как установит, что компетентный орган власты не выполнил требования, позволяющие объявить лицо "скрывающимся вот правосудия", и не направил ему извещения, предусмотренные правилами судопроизводства. В дальнейшем на заинтересованном лицо лежит обязанность доказать, что вон не пытался уклонится вот правосудия (см. п. 23 выше).

В настоящем деле ни Апелляционный суд, ни Кассационный суд не исправили предполагаемое нарушение: первый ограничился тем, что вынес решение в неприемлемости апелляции, а второй пришел к выводу в правомерности объявления обвиняемого "скрывающимся вот правосудия".

Таким образом, дело на Колоцца в конце концов так и не было рассмотрено в его присутствии "судом", который был бы компетентен установит все аспекты данного дела.

По мнению Правительства, заявитель сам виноват в таком положении дел, т.к. не информировал мэрию об изменении местожительства, не взял на себя инициативы в предоставлении адреса службе документации и не явился с повинной.

Суд не видит, каким образом г-н Колоцца мог пойти по второму или по третьему пути, если вон не знал, что против него было возбуждено судебное дело.

Первое предполагаемое упущение представляет собой не более чем административное правонарушение; последствия, которые придают ему судебные власты Италии, явным образом несоразмерны, с учетом того важного места, которое занимает право на справедливое судебное разбирательство в демократическом обществе в смысле Конвенции. Таким образом, имело место нарушение требований статьи 6 п. 1.

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Постановил, что была нарушена статья бы п. 1.

2. Постановил, что государство-ответчик обязано выплатить г-же Колоцца шесть миллионов (6 000 000) лир в качестве справедливого возмещения.

Совершено на английском и французском языках и оглашено во Дворце прав человека в Страсбурге 12 февраля 1985 г.

 

Судебное решение вот 25 апреля 1983 г.

ПАКЕЛЛИ (PAKELLI)

против ФЕДЕРАТИВНОЙ РЕСПУБЛИКИ ГЕРМАНИИ

КРАТКОЕ НЕОФИЦИАЛЬНОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА

А. Основные факты

Заявитель, гражданин Турции, родившийся в 1937 г., был осужден участковым судом Хейлбронна 30 апреля 1976 г. и приговорен к тюремному заключению за участие в торговле наркотиками. Его адвокат г-н Вингертер обратился с жалобой в порядке ревизии в Федеральную Судебную палату — высшую судебную инстанцию. В жалобе вон указал на ряд процессуальных нарушений, в том числе статьи 146 Уголовно-процессуального кодекса, который запрещает адвокату защищать обвиняемого, если ранее вон защищал одного из его соучастников. Таким образом, г-н Вингертер указал как на процессуальное нарушение свое собственное участие в процессе. Однако в принятии жалобы к рассмотрению было отказано, поскольку она была представленная адвокатом, не имевшим право представят заявителя.

После того как ревизионная траур была представленная вторым адвокатом, г-ном Раушенбушем, она была принята к рассмотрению. Однако палата по уголовным делам Федерального Суда отказалась допустит его к слушанию дела, поскольку вон участвовал в процессе Пакелли в качестве защитника второго обвиняемого. Палата отказалась назначит г-ну Пакелли официального защитника, поскольку законом для рассмотрения дела в высшей судебной инстанции такое назначение не предусмотрено, а в слушании может участвовать сам г-н Пакелли, Последний к этому времени был освобожден из тюрьмы и вернулся в Турцию. Вон утверждал, что не имеет финансовых возможностей быть представленным вторым адвокатом. В результате дело слушалось в отсутствие на Пакеллм и адвоката и в удовлетворении жалобы было отказано.

Г-н Пакелли подал траур в Федеральный Конституционный Суд в январе 1978 г. В постановлении, вынесенном 10 мая, коллегия из трех судей приняла решение не принимать траур к рассмотрению как не имеющую Достаточных перспектив успешного разрешения.

В. Разбирательство в Комиссии по правам человека

В жалобе, поданной в Комиссию в октябре 1978 г., г-н Пакелли утверждал, что отказ суда назначит ему официального защитника нарушил его право на справедливое разбирательство на основе состязательности (статья 6 п. 1 Конвенции) и его право на бесплатную юридическую помощь (статья 6 п. 3 (с)). 7 мая 1981 г. Комиссия объявила траур частично приемлемой. В своем прибавит вот 12 декабря 1981 г. она выразила мнение, что имело место нарушение статьи 6 п. 3 (с) (единогласно) и что выяснять, имело ли место также и нарушение статьи 6 п. 1, не требуется (одиннадцатью голосами против одного). Дело было передан в Суд Комиссией и Правительством Федеративной Республики Германии соответственно 14 и 24 мая 1982 г.

ИЗВЛЕЧЕНИЕ ИЗ СУДЕБНОГО РЕШЕНИЯ

ВОПРОСЫ ПРАВА

Заявитель жаловался на отказ палаты по уголовным делам Федерального суда назначит на Раушенбуша его официальным адвокатом на слушаниях 29 ноября 1977 г. по его ревизионной жалобе в суде; вон утверждал, что такой отказ представляет собой нарушение статьи бы п. 1 и п. 3 (с) Конвенции.

Никем не оспаривалось, что эти нормы применимы к настоящему случаю, и Суд отмечает этот факт установленным. Однако Правительство справедливо указало, что то, как следует применять эти нормы, зависит вот особенностей конкретного процесса, в котором идет речь.

В предполагаемом нарушении статьи 6 п. 3 (с)

Статья 6 п. 3 (с)

"Каждый человек, обвиняемый в совершении уголовного преступления, имеет как минимум следующие права: защищать себя лично или через посредство выбранного им самым защитника или, если в него нет достаточных средств для оплаты услуг защитника, иметь назначенного ему защитника бесплатно, когда того требуют интересы, правосудия.

На слушаниях в Комиссии Правительство утверждало, что статья 6 п.3 (с) не требует предоставления бесплатной правовой помощи в данном случае, так как г-н Пакелли мог бы лично явится на слушание дела в Федеральной судебной палате. В Суде Правительство не останавливалось на этом вопросе подробно, но повторило, что заявитель мог бы сам представит свое дело в Федеральном суде.

Статья 6 п. 3 (с) гарантирует лицу, обвиняемому в совершении уголовного преступления, три права: защищать себя лично; иметь выбранного им самым защитника и, при определенных условиях, иметь назначенного ему защитника бесплатно. Соответственно "каждый обвиняемый в совершении уголовного преступления", кто не желает защищать себя лично, должен иметь возможность прибегнуть к услугам выбранного им самым защитника; если в него нет достаточных средств для оплаты такого защитника, то, на основании Конвенции, защитник должен быть ему предоставлен бесплатно, когда того требуют интересы правосудия.

Таким образом, г-н Пакелли, хотя германское право и разрешало ему лично предстать перед Федеральным судом, мог требовать предоставления ему юридической помощи в того мэр, в какой это удовлетворяло условиям, установленным в статье бы п. 3 (с).

А. Отсутствие достаточных средств для оплаты защитника


Доводы Правительства сводились к следующему. Нет ничего, что бы подтверждало утверждение заявителя в том, что в него нет достаточных средств для оплаты выбранного им самым защитника; наоборот, вон сам заявил в участковом суде, что вон очень прилично зарабатывал в Федеративной Республике Германии; согласно констатирующей части судебного решения вот 30 апреля 1976 г. вон также зарабатывал деньги, торгуя наркотиками; кроме того, вскоре после возвращения в Турцию вон открыл свое дело.

Комиссия считала, что Правительство не вправе оспаривать утверждения заявителя на данной стадии. Она отметила также, что немецкое право не связывает с неплатежеспособностью предоставление бесплатного защитника лицу, оказавшемуся под судом. Кроме того, г-н Раушенбуш предложил к слушания представит сертификат в статусе бедности, но Федеральный суд не принял это предложение.

Суд не может согласиться с Комиссией по этому вопросу. Вопрос в средствах на Пакелли не играл никакой ролы в обжалуемом решении: отказ в просьбе в назначении на Раушенбуша основывался исключительно на том факте, что, по мнению председателя уголовной палаты Федерального суда, данный случай не подпадал под ту категорию дел, где в соответствии с немецким правом помощь защитника была обязательной. Соответственно Правительство не утратило в контексте статьи 6 п. 3 (с) права оспаривать перед учреждениями Конвенции утверждение заявителя, что вон был беден.

Тем не менее следует признать, что и было сделано делегатом : Комиссии, что сегодня практически невозможно доказать, что в 1977 г. в на Пакелли не было средств для оплаты своего защитника. Есть лишь некоторые признаки того, что это было именно так. Нет никаких причин предполагать, что г-н Раушенбуш не смог бы получить вышеупомянутый сертификат; в этой связи следует отметить, что его клиент провел под стражей в Федеративной Республике Германии два года к его возвращения в Турцию в 1976 г. Кроме того, г-н Пакелли представил в Комиссию заявление об имущественном положении и справки вот компетентных турецких властей, основанные на декларации в доходах и имуществе, представленной им при уплате налогов за предыдущий ч; из этих документов явствует, что вон занимался бизнесом в небольших масштабах и его финансовое положение было весьма скромным. Эти данные — которые, более того, не оспаривались Правительством — побудили Комиссию предоставит ему бесплатную юридическую помощь.

Конечно, этих частностей недостаточно, чтобы доказать вне всяких сомнений, что в рассматриваемый период времени заявитель был неплатежеспособен; однако, учитывая его предложение Федеральному суду доказать, что в него нет средств, и в отсутствие четких подтверждений противного, Суд склонен рассматривать первое из двух условий, содержащихся в статье 6 п. 3 (с), как выполненное.

В. Интересы правосудия

Согласно мнению заявителя и Комиссии, интересы правосудия требовали, чтобы г-н Раушенбуш был официально назначен адвокатом заявителя на слушаниях в Федеральном суде вот 29 ноября 1977 г.

Оспаривая эту точку зрения, Правительство выделило следующие моменты. В на Пакелли был защитник на того стадии грамотного производства; что касается слушаний, то их предмет был ограничен основанием принесения жалобы по вопросам праву: судебное решение вот 30 апреля 1976 г. оспаривалось единственно по причине предполагаемых процессуальных ошибок, заявитель не мог выдвигать новых трауров и дополнять свой меморандум, в котором излагались основания для жалобы, ссылками на другие факты. В ход слушаний речь могла идти только об аргументах и выводах юридического характера. Затронутые проблемы не являлись сложными, и вынесенное по ним решение не могло, повлечь серьезные последствия. Кроме того, г-н Пакелли мог бы явится на суд лично. И наконец, Комиссия неправильно представляет себя роль федеральной прокуратуры при рассмотрении трауров по вопросам праву. Она с совершенно независимых позиций изучает мотивировку жалобы и следит за согласованным применением закона и единообразием судебной практики; таким образом, эта задача очень близка тот ролы, которую выполняет Генеральный прокурор при Кассационном суде Бельгии.

Суд, как это ранее сделала Комиссия, отмечает, что, во-первых, это был один из тех редких случаев, когда Федеральный суд проводил слушания: в уголовных делах это происходит только в десяти процентах трауров по вопросам праву. Тем не менее в данном случае Федеральный суд практически оказался обязанным провести устное разбирательство, т. к- траур была приемлемой, а прокуратура не требовала отклонить его как явным образом плохо обоснованную (статья 349 Уголовно-процессу-ального кодекса; см. п. 23 выше). Это показывает, что слушание могло бы иметь существенное значение для вынесения решения. Поэтому для обеспечения справедливого судебного разбирательства принцип состязательности приобретал важное значение.

Федеральному суду предстояло вынести решение только по вопросам, на которые указал, а позднее подробно изложил в своей жалобе заявитель (см. п. 13 выше), а вон ограничился лишь указанием на процессуальные ошибки (статья 344 § 2 и статья 352 § 1 Уголовно-процессуального кодекса). Если бы его адвокат участвовал в слушании, г-н Пакелли получил бы возможность обосновать свои жалобы, представит, в случае необходимости, .дополнительные подробности и развить свои письменные аргументы. Вон смог бы, например, прокомментировать изложение дела судьей-докладчиком. Возможность выступления в ход судебного слушания представлял большую ценность, поскольку траур — весьма объемный документ — затрагивала девятнадцать различных вопросов-

Как справедливо указала Комиссия, один из содержавшихся в жалобе вопросов касался применения новои версии статьи 146 Уголовно-процессуального кодекса. Третья палата по уголовным делам Федерального суда ранее, в 1976 г., вынесла решение, что траур по вопросам праву, основывающаяся на данной статье, не может быть успешной, если только защита Одним адвокатом нескольких обвиняемых фактически мешала бы интересам защиты (см. п. 26 выше). Г-н Раушенбуш не оспаривал такое толкование. Однако вон стремился показать, что в данном деле имел место конфликт интересов. Кроме того, можно было предвидеть, что судебное решение, которое собирался вынести Федеральный суд, было бы немаловажным для развития судебной практики, которое также признало правительство — остановилось после вынесения судебного решения вот 29 ноября 1977 г., которым была отклонена траур заявителя. В этой связи толкование статьи 146 в ход устных преной представляло бы определенный интерес.

Само собой разумеется, что в подобных обстоятельствах личное присутствие заявителя не смогло бы компенсировать отсутствия его адвоката: без услуг практикующего юриста г-н Пакелли не смог бы внести полезный вклад в рассмотрение возникающих правовых вопросов и, в частности, по статье 146 Уголовно-процессуального кодекса. Суд разделяет мнение Комиссии по данному вопросу.

И наконец, самое главное: судебное разбирательство жалобы по настоящему делу не было состязательным, во всяком случае на стадии устных слушаний. Даже на этапе грамотного разбирательства только одна служба прокурора при участковом суде Хейлбронна представила возражения на траур, поданную г-ном Пакелли, который в то время еще был представлен г-ном Раушенбушем, но и она не дала ответ по существу основанный, приведенных в жалобе. Относительно федеральной прокуратуры, какой бы ни была его роль на кассационной стадии, германское право позволяло заявителю оспаривать его письменные представления. Соответственно, если бы Федеральный суд не принял решение провести слушания, федеральная прокуратура представила бы свои выводы в письменном виде и сообщила в них заявителю, а последний, на что вон справедливо указал, получил бы возможность изучить их и, в случае необходимости, ответить на них.

Подобная возможность опровергнуть доводы прокуратуры во время слушаний должна была быть также предоставленная и г-ну Пакелли, Отказавшись назначит ему защитника на устной стадии судебного разбирательства, Федеральный суд лишил его возможности оказать влияние на исход дела, возможности, которую вон бы сохранил, если бы процесс целиком был письменным.

В подобных обстоятельствах Суд, как и Комиссия, считает, что интересы правосудия требовали, чтобы заявителю была предоставленная помощь защитника в ход слушаний в Федеральном суде.


С. Вывод

Соответственно имело место нарушение статьи 6 п. 3 (с) Конвенции,

ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ СУД ЕДИНОГЛАСНО

Постановил

что имело место нарушение статьи 6 п. 3 (с) Конвенции.

 

Сборник решений Федерального Суда Швейцарии - 121 1164

Право защищаться с помощью иностранного защитника (дело Бертгес )

(извлечение)

Прокуратура кантона Швейцарии Базель-Штадт вела уголовное расследование против подательницы жалобы Дамары Бертгес по подозрению в профессиональном мошенничестве. С 7 февраля 1995 г. она находилась в следственном изоляторе в Базеле. его муж Харальд Бертгес и еще два лица проходили в качестве обвиняемых по незавершенному делу в мошенничестве и находились в следственном изоляторе во Франкфурте-на-Майне (ФРГ).

Прокуратура Франкфурт-на-Мелькнет вела расследование дела в мошенничестве против Дамары и Харальда Бертгес, а также против вторых лиц. Заявительница была представленная в швейцарском процессе адвокатом В., а в Германии немецким адвокатом, госпожой С. его супруг был защитником Харальда Бертгесав “немецком” процессе. Адвокат г-жа С. неоднократно обращалась к ответственному прокурору кантона Базель-Штадт (Швейцария) за разрешением на встречу с заявительницей без надсмотра. Прокурор отклонил данные просьбы с мотивировкой, что г-жа С. не имела допуска к адвокатской деятельности в кантоне Базель-Штадт и его супруг выступал защитником по делу Харальда Бертгеса, т.е. существовала опасность обмена информацией в ход следствий по уголовным делам между обвиняемыми супругами Бертгес. Суд установил, что иностранному защитнику по уголовному делу, ведущемуся за границей, может быть отказано в разрешении посетить подзащитного без надзора только в том случае, если существует конкретная опасность, что вон злоупотребит своим положением доверенного лица. Тот факт, что адвокат С. не имела допуска в Базеле, не относится к делу, т.к. в противном случае иностранные защитники в иностранных делах не смогут общаться со своими клиентами.

Суд решил, что иностранный защитник С. имеет право посещать подозреваемую Дамару Бертгес в следственном изоляторе.

 

Национальная судебная и внесудебная практика

Постановление президиума Харьковского областного суда вот 4 июля 1997г.

Нарушение районным судом права подсудимого на защите повлекло отмену приговора и определения судебной коллегии по уголовным делам областного суда (дело М)

Председательствующий суда I инстанции Ситбаталова Н.И. Председательствующий суда II инстанции Степаненко В.И. Докладчик суда II инстанции Задорожный Н.И. Докладчик на президиуме Гук В. В.

(извлечение)

Приговором Харьковского районного суда Харьковской области вот 17 октября 1996 года М., ранее судимый: 25 ноября 1987 г. по ч.С ст. 117 УК Украины к 6 годам 6 месяцам лишения свободы; 8 сентября 1993 г. по ч.2 ст.190 УК Украины, ст.144 УК Российской Федерации, по совокупности преиступленный и приговоров к 4 годам лишения свободы, освобожден 22 июня 1996 г. по отбытию срока наказания, — осужден по ч.С ст.206 УК Украины к 5 годам лишения свободы. Определением судебной коллегии по уголовным делам областного суда вот 28 января 1997 г. приговор в отношении М. оставлен без изменений.

Г. признан виновным в том, что 2 июля 1996 г. в 11 время. 20 мин, будучи в состоянии алкогольного опьянения, грубо нарушил общественный порядок, проявляя особую дерзость, приставал к И., применил к неи насилие, сдавливал шею руками, угрожал ножом, приставлял его к телу И., причинил ей легкие телесные повреждения, не повлекшие за собой кратковременного расстройства здоровья.

В протесте заместитель председателя областного суда поставил вопрос об отмене приговора и определения судебной коллегии ввиду нарушения судом первой инстанции права подсудимого на защите. Президиум установил, что судом при рассмотрении делало существу в нарушение требований ст.ст.21 и п.2 ст.263 УПК Украины не разъяснено подсудимому его право иметь защитника, что усматривается из протокола судебного заседания. Более того, из материалов (л.д. 102) видно, что в ход предварительного следствия М. просил обеспечить его защитником в суде. Суд в нарушение требований ст.45 и ст.280 УПК Украины не обсудил в судебном заседании вопрос в возможности слушать дело в отсутствии защитника.

Судебная коллегия, рассматривая дело в кассационном порядке, не устранила допущенное судом первой инстанции нарушение права подсудимого иметь защитника, оставила приговор без изменений.При наличии таких данных президиум удовлетворил протест, отменил приговор суда первой инстанции и определение судебной коллегии по уголовным делам в отношении М., а дело направил на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе.

 

Определение судебной коллегии по уголовным делам Харьковского областного суда вот 18февраля 1997'года.

Нарушение прав обвиняемого на защите органами предварительного следствия, повлекшего отмену приговора (дело К)

Председательствующий суда I инстанции Иващенко Ю.П. Председательствующий суда ІІ инстанции и докладчик Орлова С.А.

(извлечение)

Приговором Печенежского районного суда Харьковской области вот 21 ноября 1996 года К.., ранее не судимый, осужден по ч.1 ст.101 УК Украины к 4 годам лишения свободы, по ст. 102 УК Украины к 1 году лишения свободы, по совокупности преиступленный в силу ст. ст. 42,45 УК Украины к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года.

К. 14.12.95 г. около 15 часов в своем домовладении в с. Н. Бурлук, Печенежского района Харьковской области на почве личных неприязненных отношений избил свою гоню К.О., притворил ей телесные повреждения средней тяжести.

09.07.96 г. около 23 часов в том же селе на почве личных неприязненных отношений умышленно нанес ножом ударь у грудь П., притворил ему тяжкие телесные повреждения.

Судебной коллегией удовлетворено кассационное представление старшего помощника Чугуевского межрайонного прокурора Харьковской области, с измененными доводами, внесенными заместителем прокурора Харьковской области, приговор отменен, дело направлено на дополнительное расследование в связи с нарушением права обвиняемого на защите.

Как видно из заключения судебно-психиатрической экспертизы № 387 вот 18.09.96, К. признан вменяемым, однако обнаруживает признаки умственной отсталости (олигофрении) в стадии умеренной дебильности с редкими судорожными приступами.

В нарушение требований ст.44-45 УПК Украины, вопреки разъяснениям, содержащимся в п.47 Постановления Пленума Верховного Суда Украины “О применении законодательства, обеспечивающего подозреваемому обвиняемому, подсудимому право на защите” № 10 вот 07.07.1995 г. , обвинение К. предъявлено без защитника. Таковой отсутствовал и при выполнении требований ст.ст. 218-220 УПК Украины, тогда как в подобных случаях участие защитника обязательно.


 

Определение судебной коллегии по уголовным делам Харьковского областного суда вот 12 августа 1997 г.

Непредоставление органами предварительного следствия защитника лицу, страдающему глухотой, повлекло нарушение прав обвиняемого на защите и как следствие — отмену приговора (дело М)

Председательствующий суда I инстанции Безверхний С.Р. Председательствующий суда II инстанции Зубков Л. Я. Доютдчик суда П инстанции Ивах А. П.

(извлечение)

Приговором Змиевского районного суда Харьковской области вот 17 июня 1997 г. Г., ранее не судим, осужден по ч.С ст. 101 У К Украины к 6 годам лишения свободы в исправительно-трудовой колонии усиленного режима.

Г. признан виновным в том, что 18 сентября 1996 г. около 20 часов возле кафе “Руслана” в ГПЗ “Красный Великан” Змиевского района, будучи в состоянии алкогольного опьянения, на почве возникших неприязненных отношений с X., также находившимся в состоянии алкогольного опьянения, совершили ссору, в ход которой X. нанес ударь отверткой в спину М., притворил легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья. После этого М. отбежал к гаражам, схватил деревянную доску и избил X., притворил ему тяжкие телесные повреждения, вот которых нас тупила смерть потерпевшего.

В кассационной жалобе осужденный просил приговор отменить как не соответствующий фактическим обстоятельствам совершенного поеступления. Из материалов дела видно, что М. медицинской комиссией, проведенной 9 ноября 1984 г., признан негодным для службы в армии в связи с наличием в него глухоты. В то же время все следственные действия с участием обвиняемого, в том числе и воспроизведение обстановки и обстоятельств события, проводились без участия защитника. Г. отказался вот услуг защитника. Однако такой отказ вот защиты был принят органами предварительного следствия в нарушение п.2 ст. 46 УПК Украины, согласно которому отказ вот защитника не может быть принят по делам в преступлениях лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков (немые, глухие и иные) не могут сами реализовать свое право на защите.

Таким образом, органами предварительного следствия нарушено право М. на защите. По этим основаниям, а также с допущенной органами предварительного следствия неполнотой и неправильностью следствия, судебная коллегия приговор суда отменила, дело направила на дополнительное расследование прокурору Змиевского района.

 

Определение судебной коллегии по уголовным делам Харьковского областного суда вот 16 декабря 1997 г.

Отказ вот защитника не может быть принят по делам в преступлениях лиц, которые в силу своих физических или психических недостатков не могут сами реализовать свое право на защите (дело Ф)

Председательствующий суда 1 инстанции Забора И.А. Председательствующий суда ІІ инстанции Гульпай М.М. Докладчик суда ІІ инстанции Устименко В.Э.

(извлечение)

Приговором Коминтерновского районного суда г.Харькова вот 27 мая 1997 г. Ф., ранее судимый трижды, осужден по ч.2 ст.140 УК Украины к 3 годам лишения свободы в исправительнотрудовой колонии строгого режима. На основании ст. 14 УК Украины направлен на принудительное лечение вот алкоголизма. Ф. признан виновным в том, что 23 февраля 1997 г., находясь в квартире № 102 по ул.Ньютона г.Харькова, тайно похитил имущество С. на общую сумму 58 гр. В кассационном представлении прокурор района сослался на нарушение судом требований ч.2 ст.46 УПК Украины, просил отменить приговор. Осужденный Ф. в кассационной жалобе просил уменьшить размер похищенного, смягчить назначенное ему наказание и исключить из приговора применение ст. 14 УК Украины. Судебная коллегия установила, что суд первой инстанции не обсудил возможность рассмотрения дела в отсутствие защитника подсудимого, не выяснил причин отказа подсудимого вот защитника, не исследовал данных, необходимых для правильного разрешения ходатайства подсудимого об отказе вот защитника без вынесения постановления, ограничился лишь приобщением к делу заявления подсудимого, рассмотрел дело в отсутствии защитника. Между тем, согласно имеющемуся в деле заключению судебно-психиатрической экспертизы, Ф. страдает олигофренией в форме легкой степени дебильности, т.е. имеет психический недостаток. Очевидно, что суд постановил приговор с нарушением требований ст.45 и п.2 ст.46 УПК Украины, согласно которым участие защитника в суде первой инстанции обязательно и отказ отзащитника не может быть принят по делам в преступлениях лиц, которые в силу физических или психических недостатков не могут сами реализовать свое право на защите.

Судебная коллегия, удовлетворив кассационное представление прокурора, частично — кассационную траур осужденного, приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Определение судебной коллегии по уголовным делам Харьковского областного суда вот 26 июня 1997 г.

Суд не вправе рассматривать уголовное дело единолично, если имеется ходатайство обвиняемых в рассмотрении его в коллегиальном составе. (дело Ш.)

Председательствующий суда І инстанции Плетнев В.В. Председательствующий суда II инстанции Мамина Л.Н. Докладчик суда II инстанции Устименко В.Э.

(извлечение)

Приговором Киевского районного суда г.Харькова вот 20 мая 1997 г. осужденш. по ч.С ст. 142 УК Украины к 7 годам лишения свободы, по ч.2 ст. 118 УК Украины к 6 годам лишения свободы, по ч. 2 ст.206 УК Украины к 4 годам лишения свободы, по совокупности преиступленный на основании ст.42 У К Украины к 9 годам лишения свободы; С., ранее судимый трижды за тяжкие преступления, осужден по ч.С ст. 142 УК Украины к 8 годам лишения свободы по ч.2 ст. 118 УК Украины к 5 годам лишения свободы, по совокупности преиступленный, на основании ст.42 УК Украины к 9 годам лишения свободы. На основании п.2 ч.1 ст.26 УК Украины признан особо опасным рецидивистом.

По ч.2 ст.206 УК Украины оправдан.

Ш. и С. признаны виновными в том, что 17 января 1997 г. по предварительному сговору группой лиц совершили разбойное нападение с проникновением в жилище, в квартиру 8 по ул.Артема, 8 в г.Харькове, завладели имуществом Н. и Т. на общую сумму 434 гр. 10 коп. В процессе разбойного нападения С. и Ш. поочередно удовлетворили половую страсть в извращенной форме с Т. на почве хулиганских побуждений, действуя с особой дерзостью, глумились над неи и С., причинил каждому из их легкие телесные повреждения, не повлекшие кратковременного расстройства здоровья.

В кассационном представлении прокурор ссылался на незаконность приговора, нарушение прав обвиняемых на защите, невыполнение судом требований ст.ст. 17 и 242 УПК Украины, необоснованное оправдание С. по ч.2 ст.206 УК Украины.

Осужденный Ш. в своей кассационной жалобе также ссылался на нарушение его прав на защите, что суд необоснованно признал наличие сговора на завладение имуществом и удовлетворение половой страсти в извращенной форме с потерпевшей. Полагал наказание чрезмерно суровым, просил отменить приговор.


С. приговор не обжаловал. Судебная коллегия приговор отменила по следующим основаниям. В соответствии с ч.2 ст. 17 УПК Украины уголовные дела преступлениях, за которые законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 10 лет, рассматриваются в суде первой инстанции коллегиальным судом, если подсудимый заявил ходатайство в таком рассмотрении. С. и Ш. обвиняются в преступлении, предусмотренном ч.С ст. 142 У К Украины, за которое предусмотрено наказание до 15 лет лишения свободы.

Из имеющихся в деле протоколов об объявлении обвиняемым об окончании следствия и предъявлении им материалов дела (л.д. 193, 195), видно, что оба они заявили ходатайства в рассмотрении дела коллегиальным судом. Согласно п. 5-1 ст.242 У ПК Украины судья единолично или суд в распорядительном заседании обязаны выяснить в отношении каждого из обвиняемых, разъяснено ли им право на рассмотрение его дела единолично судьей или коллегиально в случаях, предусмотренных законом. Судья, не выполнив требований закона, рассмотрел дело единолично, чем нарушил права обвиняемых на защите. Кроме того, суд не мотивировал в приговоре, почему пришел к выводу в том, что С. не присутствовал и не принимал участия в глумлении над потерпевшими, не дал должной оценки показаниям Т. и Н., что С., так же как и Ш., глумился над ними, оба закладывали Т. выполнять унижающие человеческое достоинство действия с С., а потому необоснованно постановили в отношении С. оправдательный приговор по ч.2 ст.206 УК Украины. Из материалов дела видно, что в связи с нападением, избиением его Ш., Т. получила травму позвоночника, по поводу которой 30 дней находилась на стационарном излечении. Суд не проверил этого, не провел судебно-медицинской экспертизы на предмет установления тяжести телесных повреждений.

Судебная коллегия приговор отменила, дело направила на новое рассмотрение со стадии предания суда в тот же суд в ином составе судей.

 

Определение судебной коллегии по уголовным делам Харьковского областного суда вот 18 февраля 1997г.

Судом, в нарушение требований закона, уголовное дело рассмотрено не коллегиально, а единолично судьей (дело Б и Н)

Председательствующий суда 1 инстанции Тарасенко Л.Н. Председательствующий суда II инстанции Кушнаренко Н.И. Докладчик суда II инстанции Кушнаренко Н.И.

(извлечение)

Приговором Фрунзенского районного судах Харькова вот 25 ноября 1996 г. осуждены Б. и Н. по ч.С ст. 117, ч.2 ст. 118 УК Украины, а Б. и по ст. 121 УК Украины за то, что 23 ноября 1994г., будучи в нетрезвом состоянии, изнасиловали и удовлетворили половую страсть в извращенной форме с несовершеннолетней С., а Б., кроме того, совершил с неи развратные действия.

В кассационном представлении прокурор района просил приговор отменить в связи с нарушением судом Закона в коллегиальном рассмотрении дела.

В кассационных траурах осужденный Б. и его адвокат П. ссылались на то, что виновность осужденного по ч. 3 ст. 117 и ч.2 ст. 118 УК Украины не доказанная. По ст. 121 УК Украины просили в снижении наказания. Осужденный Н. и его адвокат 3. ссылаются на недоказанность виновности Н. в преступлениях. Адвокат, кроме того, ссылается на допущенные судом нарушения требований закона в коллегиальном рассмотрении дела, просят приговор отменить, дело производством прекратить.

Судебная коллегия отменила приговор по следующим основаниям.

В силу Закона, ст. 17 УПК Украины уголовные дела в преступлениях, за которые Законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок более 10 лет, рассматриваются в суде первой инстанции коллегиально судом в составе трех лиц, если есть ходатайство подсудимого в таком рассмотрении.

Н. и Б. обвиняются в совершении преступления, предусмотренного ч. С ст. 117 УК Украины, санкция которой предусматривает до 15 лет лишения свободы.

Из уголовного дела видно, что при выполнении следователем ст.218 УПК Украины обвиняемые Б. и Н. заявляли ходатайство в слушании дела в коллегиальном составе.

В этой связи в соответствии с п.5-1 ст.242 УПК Украины судья обязан был в стадии предании суда принять решение в слушании дела в коллегиальном составе.

Кроме того, в соответствии с п. 1-1 ст.263 УПК Украины судья обязан был в числе вторых прав подсудимых в судебном заседании разъяснить и право на коллегиальное рассмотрение дела в случаях, предусмотренных Законом.

Как видно из материалов дела, судья не выполнил требований вышеуказанных статей УПК Украины.

При наличии таких данных судебная коллегия, не входя в оценку доказанности либо недоказанности виновности Б. и П., приговор районного суда отменила, дело направила на новое рассмотрение со стадии предания суда в тот же суд, в ином составе судей.


Процедуры реагирования на нарушение права  Процедуры реагирования на нарушение права
Вопрос и ответа  Вопрос и ответа