За підтримки Фонду прав людини Міністерства закордонних справ Сполученого Королівства та порталу UaPravo.com - Бесплатные Юридические Консультации
  Социальный проект - бесплатные юридические консультации. Мы подскажем вам в юридических вопросах и поможем составить исковое заявление
ГоловнаПошукДопомогаМетодики   Навчальний практикум   Путівник   Документи   Судова практика
 
Надішліть ваші зауваження чи побажанняБібліотека   Словник   Ресурси інтернет
  Судова практика  
Постановление и о. председателя Харьковского областного суда от 6 октября 1997 г
:: Судова практика
Бібліографічний описПовний текстЗв'язок з ресурсамиЗв'язок по розділам знань
    Лица, которые пребывают на военной службе (кроме военнослужащих срочной службы), являются субъектами правонарушений, связанных с коррупцией.

Постановление и о. председателя Харьковского областного суда от 6 октября 1997 г

Постановление и о. председателя Харьковского областного суда от 6 октября 1997 г

(извлечение)

Постановлением Люботинского городского суда Харьковской области от 15 июля 1997 г Н. на основании ч.2 л “а” ст. I Закона Украины “О борьбе с коррупцией” подвергнут административному взысканиюштрафу в размере 425 гривень с увольнением с занимаемой должности и запрещением занимать должности в государственных органах и их аппаратах в течение 3-х лет со дня увольнения.

Н. подвергнут административному взысканию за то, что, работая заместителем командира роты по воспитательной работе в/ч А-3240, являясь лицом, уполномоченным на выполнение функций государства, использовал свое служебное положение — понудил военнослужащего рядового Г., находившегося в его непосредственном подчинении, обработать огород, расположенный в п.Манченки.

И.о. председателя областного суда частично удовлетворил протест и.о. прокурора области, в котором ставился вопрос об отмене постановления суда, так как, по мнению прокурора, военнослужащий не является субъектом правонарушения, предусмотренного Законом Украины “О борьбе с коррупцией”, по следующим основаниям.

В соответствии со ст 2 Закона Украины “О борьбе с коррупцией” субъектам! коррупционных деяний и иных правонарушений, связанных с коррупцией, являются лица, уполномоченные на исполнение функций государства.

Из содержания ст.З этого Закона явствует, что такой ответственности подлежат также лица, которые находятся на военной службе (кроме военнослужащих срочной службы).

В этой связи, протест прокурора в части того, что Н. не является субъектом правонарушений, связанных с коррупцией, необоснован.

Вместе с тем, постановление суда об увольнении Н. и запрещении занимать должности в государственных органах и их. аппарате в течение трех лет не основано на Законе.

В соответствии с ч.б ст. 12 и ч 1 ст.7 Закона Украины “О борьбе с коррупцией” в компетенцию суда не входит увольнение с должности правонарушителя, а лишь лишение его права занимать должности в государственных органах и их аппарате с последующим направлением постановления суда соответствующему государственному или выборному органу для решения вопроса об увольнении правонарушителя с должности или иное отстранение от исполнения им функций государства согласно действующему законодательству.

На основании изложенного, и.о. председателя областного суда протест и.о. прокурора области удовлетворил частично. Постановление суда изменил, исключил из резолютивной части указание об увольнении Н. с воинской должности заместителя командира роты по воспитательной работе в/ч А-3240 с запрещением занимать должности в государственных органах и их аппарате в течение 3-х лет.

Приложение №1

Проблемные вопросы действия уголовного закона в пространстве и времени

/комментарий к судебному прецеденту № 1.5. на стр.31/

С развалом СССР в правопрнменительной деятельности возникли проблемы, обусловленные распадом единого пространства и разными подходами государств СНГ к их урегулированию.

Правовую предпосылку к этому положила ст. 11 Соглашения об образовании Содружества независимых государств от 8 декабря 1991 г., провозгласившая, что с момента подписания этого соглашения на территориях государств, подписавших его, не допускается применение норм третьих государств, в том числе бывшего Союза ССР.

Вместе с тем, полного правового хаоса не наступило потому, что Верховный Совет Украины при ратификации соглашения дополнил его своими предостережениями, в соответствии с пунктом 7 которых ст. 11 подлежит исключению из Соглашения. На основании ст.21 Венской конвенции о международных договорах, заявленные предостережения изменяют положения договора. Парламенты Российской Федерации и Беларуси, при ратификации соглашения, не выразили несогласие с названными предостережениями /замечаниями/. Поэтому соглашение вступило в законную силу без этой правовой нормы, что позволило в правоприменительной практике правовой вакуум восполнять законодательными актами СССР на территориях всех государств содружества.

В Украине вопросы применения этих законов урегулированы Постановлением Верховного Совета Украины № 1545-ХП “О порядке временного действия на территории Украины отдельных актов законодательства Союза ССР” от 12 сентября 1991 г.

Кроме того, 10 декабря того же года был принят Закон Украины “О действии международных договоров на территории Украины”, в соответствии с которым заключенные и надлежащим образом ратифицированные Украиной международные договоры составляют неотъемлемую часть национального законодательства Украины и применяются в порядке, установленном для норм национального законодательства.

Эта правовая база позволяет применять не только конкретные законодательные нормы, но и принципы права, действовавшие некогда в советском уголовном праве и процессе.

Наиболее дискуссионным оказался принцип действия законов в пространстве. Анализ законотворческой деятельности парламентов как Украины, так и России свидетельствует о взятом курсе на урегулирование правового поля в пределах государственных границ. Внесенные редакционные изменения в некоторые статьи уголовного кодекса Украины1 дали почву для точки зрения о недопустимости применения судами Украины повторности, рецидива, правил сложения наказаний по совокупности приговоров и т.п., если предыдущие судимости у лиц, привлекаемых к ответственности, были за пределами Украины.

Так, приговором Изюмского межрайонного суда от 5.07.1993 г. гр-н Г. осужден по ч.II ст.215 УК Украины к мере наказания в виде лишения свободы с полным присоединением наказания, в виде лишения свободы, назначенного по предыдущему приговору суда Ямало-Ненецкого округа (по ст.93-1, ст. 17-175 УК Российской Федерации) с отсрочкой исполнения приговора.

По делу был принесен протест прокурора области в порядке судебного надзора, в котором поставлен вопрос об исключении из приговора указания суда о назначении наказания по совокупности приговоров со ссылкой на то, что на территории Украины не действуют законы другого государства.

Президиум областного суда не разделил эту позицию и принял решение об оставлении протеста без удовлетворения.

Постановлением судьи Харьковского областного суда предана суду гражданка Д., обвиняемая в умышленном убийстве своего сожителя. Ее действия квалифицированы по п. “з” ст.93 УК Украины (ст. 102 УК Российской Федерации), предусматривающей ответственность за умышленное убийство, совершенное лицом, ранее совершившим аналогичное преступление. Однако эта судимость за предыдущее преступление была в Казахстане. Если следовать логике сторонников названной точки зрения, то осуждение поданному закону будет незаконным.

Помимо приведенных примеров, в каждой области ежегодно рассматриваются десятки уголовных дел по обвинению лиц, ранее судимых и отбывавших наказания на территориях всех союзных республик СССР. Неединичны случаи привлечения к уголовной ответственное т особо опасных рецидивистов плиц, по 5 и более раз находившихся в различных колониях.

Так, что же, будет считать их впервые осужденными? И исходя из этого определять режим исправительно-трудовых учреждений?

Иногда сторонники полной суверенности и автономности национального законодательства для подкрепления своей позиции в качестве примера приводят аргумент, суть которого сводится к тому, что мы же не учитываем судимости гр-н Гвинеи-Биссау ..

Ну, во-первых, мы с этой экзотической страной никогда не были единой державой и не имели единого правового пространства. Во-вторых, во всех странах СНГ для граждан дальнего зарубежья существует достаточно сложная процедура въезда, в отличие от полной свободы перемещения через наши внутренние границы, для всех граждан содружества.

Исходя из этого, представляется, что с целью повышения эффективности борьбы с преступностью территории стран СНГ должны составлять единое правовое поле с сохранением в полном объеме правил регламентировавших советский принцип действия уголовною закона в пространстве, т.е. для этого правила (принципа) не должно быть никаких границ на протяжении всего переходного периода. А переходный период должен завершиться либо полной суверенностью государств с учреждением визового режима въезда на территории другдруга, либо объединением в более тесное содружество вплоть до единой державы славянских народов.

Установившаяся система взаимодействия органов предварительного следствия по нормам международного права в первую очередь на руку преступным группировкам, которые не знают границ и со хранили принцип единого поля преступной деятельности.

22 января 1993 г. государствами - членами Содружества Независимых государств в Минске была подписана Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам.

Анализ содержания основных положений конвенции свидетельствует о том, чго в основу ее положены правила, установленные международным правом и множественными международными актами.

К сожалению, эта конвенция также надлежащим образом не урегулировала вопросы, связанные с действием уголовного закона в пространстве. Философия ее норм состоит в том, что государства СНГ выступают как полностью самостоятельные субъекты международного права.

Анализ судебной практики 1993-1998 гг. свидетельствует об отсутствии единства в масштабах государства. В различных регионах были выработаны свои подходы к разрешению этих вопросов. Особенно остро эта проблема по-прежнему ощущается в областях Украины, граничащих с Российской Федерацией и Беларусью.

Вследствие этого в качестве дополнения к Конвенции, 28 марта 1997 года в Москве был подписан протокол, которым страны-участницы брали обязательства учитывать приговоры не только судов Союза ССР, но и договаривающихся сторон во всех названных случаях.

К этому времени и в законотворческом процессе доминирующей стала точка зрения о необходимости внесения соответствующей нормы в Уголовный кодекс.

Так, разработчиками проекта нового Уголовного кодекса Украины предложено следующее законодательное урегулирование этой проблемы.

“Правовые последствия приговора суда другого государства могут быть учтены, если гражданин Украины, лицо без гражданства или иностранец были осуждены за преступление, совершенное за пределами Украины, и вновь совершили преступление на территории Украины.

В соответствии с частью 1 этой статьи повторность, рецидив, не отбытое наказание или иные негативные правовые последствия приговора иностранного государства учитываются при квалификации нового преступления, назначении наказания, освобождении от уголовной ответственности и наказания”.

При таком законодательном урегулировании все проблемы, возникшие в практике, оказались бы урегулированными.

Однако, 3 марта 1998 г. Верховный Совет Украины при ратификации протокола к Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам принял оговорку (предостережение) в следующей редакции

“Украина не берет на себя обязанностей признавать и учитывать приговоры, вынесенные судами договаривающихся сторон, при разрешении вопросов о признании лица особоопасным рецидивистом, об установлении факта совершения преступления повторно и нарушении обязательств, связанных с условным освобождением, отсрочкой исполнения приговора или условно-досрочным освобождением”.

Исходя из упоминавшихся норм международного права, если все другие участники соглашения при ратификации этого протокола не выскажут возражений против оговорки (предостережения) Украины — этот Закон вступает в полную силу с момента его опубликования в Украине

Из сопоставления приведенной оговорки (предостережения) с текстом статьи 761 протокола следует, что Украина не отказывается в полном объеме учитывать на своей территории последствия приговоров судов союзных республик Союза ССР.

Кроме того, исходя из правил, вытекающих из принципа действия уголовного закона во времени, можно сделать вывод о том, что правоприменительными органами и судами договаривающихся сторон могут не учитываться только приговоры, вынесенные после 11 марта 1998 года.

Поэтому имеются все основания признать судебную практику 1993-1998 гг. судов региона, признававшую в качестве негативных последствий судимости по приговорам других стран СНГ, правильной.

Учитывая, что названными нормативными актами остался неурегулированным вопрос о том, должны ли учитываться при определении вида исправительно-трудового учреждения факты пребывания в местах лишения свободы по приговорам судов других стран СНГ, тема для дальнейшей дискуссии остается открытой как в целом, так и особенно в вопросах о видах режима ИТУ.

Поскольку ст 25 УК Украины установлено правило, в соответствии с которым мужчинам, ранее отбывавшим наказание в местах лишения свободы, должен быть определен строгий режим исправительно-трудового учреждения и не должно иметь никакого правового значения, в ИТК какого государства были пройдены “тюремные университеты”. Учет при этом лишь судимостей на территории Украины лишает всякого смысла существующую систему в определении вида ре жимов колоний.

Таким образом, вплоть до окончательного законодательного урегулирования этой проблемы судебная практика будет находить свои пути ее разрешения. И в этом наиболее ярко проявляется значение судебной практики как неофициального судебного прецедента.

В.Д.Брынцев,

председатель Харьковского областного суда, к.ю.н., доцент

СВОДНЫЕ ДАННЫЕ о материальных критериях, применяемых в качестве квалифицирующих признаков